Домой Резонанс в регионах как Владивосток готовился к приёму больных и раненых в начале 20 века...

как Владивосток готовился к приёму больных и раненых в начале 20 века – Новости Владивостока на VL.ru

2
0



Развёртывание дополнительной сети медицинских учреждений и увеличение имеющихся мощностей в те моменты, когда может резко вырасти количество больных и раненых, – обычная практика во многих странах с давних времён. Не был исключением и Владивосток – во время Русско-Японской войны город был ближайшей к местам боёв русской территорией.

Ещё в 1904 году японцы показали, хоть и не слишком эффективно, что могут войти в наши воды и обстрелять Владивосток. Тогда же появилось опасение, что они могут высадить и десант, тем самым отрезав город от остальной части страны. Это привело бы к тому, что Владивосток с его крепостью и соседние города оказались в осаде. Такая ситуация потребовала бы дополнительных мест для размещения тех, кому могла понадобиться своевременная медицинская помощь. Тем более, что при таком сценарии эвакуировать людей с территории современного Приморья было бы проблематично.

Стоит заметить, что в период войн в госпиталь попадают не только с ранениями, но и с различными заболеваниями, которые сопровождают солдат. Цинга, дизентерия, возвратная горячка, тиф – эти названия звучат в отчётах того времени. И город был готов принять их в госпитали.

С оглядкой на гарнизон крепости и другие войска, численность которых превышала сорок тысяч человек, а так же на всё нарастающий масштаб войны, было принято решение о развёртывании дополнительных госпиталей во Владивостоке. В первую очередь создавались военные лазареты на базе казарм расквартированных в городе полков. Но были также и гражданские – созданные по инициативе дворянства и высоких чинов. Эти госпитали размещались в зданиях различных учреждений, не относившихся к военным.

По типовому проекту

В мае 1905-го, на второй год войны работа по развёртыванию госпиталей и лазаретов всё ещё шла. К уже существовавшим на начало войны учреждениям добавлялись новые. Располагались они не скученно в одном месте, а были разнесены по городу. Где-то даже образовывали целые группы – в одном большом здании могли располагаться два госпиталя. Но чаще стояли отдельно.

В районе Гнилого угла, у оконечности бухты Золотой Рог, в казармах полков, которые дислоцировались в том районе, были развёрнуты полевые запасные госпитали. Так, в казармах 30-го восточно-сибирского полка развернули 21-й госпиталь на 210 мест. При необходимости количество пациентов могло быть увеличено до 400. Часть зданий этого полка сохранилась до сих пор на улице Борисенко под номерами 34 и 38. Вообще возможность дополнительного расширения подобных медицинских учреждений являлась нормой. В мае 1905 года в нём располагалось чуть больше полутора сотен человек. Многие из них страдали цингой, которая в тот период начала активно распространятся в войсках.

В начале прошлого века цинга ещё считалась заразной болезнью, передающейся от одного человека к другому. И в этом госпитале нашли применение нашей местной фауне в лечении этой болезни: больным давали черемшу в расчёте половины фунта (примерно двести с небольшим грамм) на человека в день.

Госпиталь имел отдельное помещение для операционной с полом, выкрашенным белой краской. Но были здесь и проблемы с оборудованием. Так, вместо нормального стерилизатора пришлось пользоваться самодельным, а из-за отсутствия микроскопа приходилось обращаться во Владивостокский лазарет, который располагался в другой части города. Помимо этого, из-за отсутствия канализации для туалетных нужд приходилось пользоваться «классической системой» – ведром, которое выносилось в отхожее место на улице. При этом в зданиях, относящихся к 30-му полку, готовились помещения для ещё одного госпиталя на 400 человек.

Рядом, в казармах 29-го полка, который располагался недалеко от 30-го, развернули госпиталь под номером 90. Он был аналогичен по формату 21-му: 210 мест с возможностью развёртывания до 400. Эту схему можно в определённой степени назвать стандартной для госпиталей, разворачиваемых в войсковых казармах.

По воспоминаниям лейб-хирурга Евгения Васильевича Павлова, бывшего во Владивостоке весной 1905 года, также в казармах 29-го полка располагался лазарет Красного креста имени Михаила Петровича Кауфмана – уже ближе к основной части города. В отличии от предыдущих, он изначально был рассчитан на 600 мест. Этот лазарет был «гражданским», поэтому более свободным в организации. Он не был прочно связан Уставом и имел больше средств на закупку оборудования и медикаментов. Самое главное отличие было в снабжении: госпиталь имел хорошее бельё, стерилизаторы, отдельную перевязочную и операционную. Как пишет Павлов, была в госпитале «недурно устроенная аптека».

Здания этого полка до нашего времени не сохранились – располагались они в районе современных улиц Воропаева и 3-й Гарнизонной, примерно между ними. До нынешнего времени сохранились, если это можно так назвать, лишь развалины флигеля.

Ближе к бухте, в начале современной улицы Борисенко, практически у основания полуострова Чуркин, в казармах, также принадлежавших 30-му полку, подготавливалось место для размещения ещё одного запасного госпиталя. Здания эти сохранились до сих пор – сейчас в одной из этих казарм, перестроенных в советское время, размещается госпиталь Пограничного управления ФСБ (ул. Борисенко, 8).

Здесь, поблизости от расположений 29-го и 30-го полков, находился Морской госпиталь – ныне Военно-морской госпиталь Тихоокеанского флота 1477 (ул. Ивановская, 4). В начале века он представлял из себя комплекс из нескольких кирпичных зданий и пары деревянных. К началу Русско-Японской войны здесь уже были развёрнуты дополнительные отделения – госпиталь был готов принять до 500 больных и раненых.

Именно в период Русско-Японской войны на его территории были устроены подземные укрытия-галереи, небольшая часть из которых сохранилась до сих пор. Как раз во время артиллерийского обстрела Владивостока японцами Морской госпиталь, как и некоторые другие объекты крепости, оказались в зоне досягаемости: несколько снарядов попали непосредственно на его территорию, причинив небольшие разрушения. Один из снарядов упал у дома главного врача, но не взорвался.

Подземный госпиталь

Обстрел послужил толчком для того, чтобы заняться сооружением подземного госпиталя, во избежание опасности подобных вражеских обстрелов. Практика строительства подземного госпиталя во Владивостоке была первой в мире. Можно сказать, что это было первое бомбоубежище в городе.

Проектов и планов подземного сооружения в исторической литературе не сохранилось. Подземный госпиталь имел две овальные галереи диаметром до двух метров. Пол, стены и крыша были цементированы. Эти галереи под прямым углом входили в подземный зал. Для временного отдыха в них располагались деревянные платформы. Зал был в диаметре 30–40 метров и срублен из брёвен лиственницы. Купол также был бревенчатый, а сверху его прочно защищала каменная кладка и земля, слоем в 6–7 метров. В зале размещались госпитальные кровати и нары. Всего в зале и галереях можно было укрыть в случае опасности свыше 200 человек.

Павлов, инспектировавший лечебные учреждения на Дальнем Востоке в 1904 году, писал в своём отчёте: «Во время моего осмотра, работы по устройству галерей заканчивались. Галереи помещались очень глубоко под землёй, и больные не могли подвергаться ужасам бомбардировки. В каждую галерею вели три входа. Освещались они электричеством».

Подземный госпиталь использовался и в советское время – часть его помещений крепили дополнительно. Именно они до наших времён и сохранились. А то, что было сделано из дерева или отделано им, сгнило за годы, поэтому значительная часть площади оказалась разрушенной.

Стоит отметить, что госпиталь принимал не только военных. В мае 1905 году туда поступила группа пострадавших в пожаре в фанзе китайцев, которые проходили в нём лечение от ожогов. Госпиталь имел различные отделения, причём предназначенные отдельно как для мужчин, так и для женщин. И поскольку это были здания именно медицинского учреждения, а не развёрнутый на базе казарм лазарет, госпиталь имел полноценную систему канализации – «уборные приспособлены по-европейски». Даже в деревянных госпитальных бараках были по-особому устроены ватерклозеты. В зданиях присутствовало паровое отопление. Также госпиталь имел свой небольшой рентген-аппарат. Вообще, стоит отметить, что рентген-аппараты во Владивостоке в 1905 году были не диковинкой – их в городе уже тогда насчитывалось пять или шесть штук, причём на свой век довольно современных.

В городе и на окраинах

Ближе к центру города, в казармах сибирского флотского экипажа, располагались 32-й, 34-й, 98-й и 99-й военные запасные госпитали. Здания эти, благодаря своим размерам, могли вместить до 400 человек каждое. В них, кстати, в 1904 году тоже попали японские снаряды. Находятся они на территории современного ДВФУ, а ранее ДВГТУ.

В здании Восточного института (бывший учебный корпус ДВГТУ) размещался лазарет графини Шуваловой. До этого он дислоцировался на станции Раздольной, где проработал с 12 октября 1904 года по 15 марта 1905-го, но был перемещён в город. Одна из особенностей этого учреждения – наличие своих мастерских: столярной, плотничной и слесарной. А склады были заполнены бельём, медикаментами и оборудованием с запасом, так что при необходимости лазарет мог бы направлять их в другие госпитали. Персонал лазарета состоял из 43 человек, среди которых было четверо врачей, 15 сестёр милосердия и 10 санитаров. Остальные — наёмные работники, выполнявшие вспомогательные и хозяйственные задачи. Хорошо налаженный быт и само хозяйство лазарета стали результатом активных действий главного врача Королёва. При этом графиня постоянно находилась при лазарете, следя за его работой и помогая средствами и «заботами о порядке в учреждении женского персонала».

Рядом, в здании нынешней школы № 9 (ул. Пушкинская, 39), размещался переведённый в марте 1905 года из Никольск-Уссурийского (ныне город Уссурийск) Варшавский лазарет Красного креста. Женскую гимназию к тому времени эвакуировали. Внутренняя планировка здания весьма подходила для устройства в нём медучреждения: много отдельных комнат, просторные коридоры. Само здание из-за большого количества окон было очень светлым внутри. За год, с весны 1904 до весны 1905-го, пока лазарет работал в Никольск-Уссурийском, через него успело прошли 2016 больных и раненых. Вместить при необходимости лазарет мог до 300 человек. Во Владивостоке же больных не было.

Одним из самых вместительных госпиталей мог бы стать 2-й крепостной временный госпиталь, занявший казармы 32-го восточно-сибирского полка. По плану принять он мог 420 человек. Но при необходимости мог вместить и до 800. В мае 1905 года госпиталь был практически полностью готов к тому, чтобы принять больных. Полы в казармах были частью из асфальта, частью деревянные. Недоставало только полного комплекта собственно кроватей. Где находился лазарет в точности, пока установить не удалось. Возможно, он располагался на полуострове Шкота.

Ещё один госпиталь, из стоявших в стороне, располагался на полуострове Шкота. Сейчас эти помещения занимает Краевая клиническая инфекционная больница (ул. Крыгина, 19), а тогда это был хорошо оборудованный Владивостокский лазарет из восьми зданий. Госпиталь имел отделения для лечения различных заболеваний. При нём была устроена ротная фельдшерская школа. Имелась своя лаборатория и рентген-кабинет. В лабораториях Владивостокского лазарета проводили исследования колодезной воды города. Именно сюда для различных исследований приходилось добираться персоналу из других госпиталей.

В мае 1905 года при госпитале находилось, помимо персонала, ещё 54 фельдшерских ученика. Лазарет имел штатную численность мест для пациентов в 110 коек. При необходимости мог увеличить это число до 250, что ему частично и пришлось делать, так как в нём уже размещались единовременно 122 больных. Заразных пациентов в этом госпитале помещали в отдельные деревянные здания. Последний из таких бараков снесли буквально несколько лет назад.

Разворачивались госпитали не только поблизости от «старого» города, но и на его окраинах. У бухты Улисс развернули 95-й полевой запасной госпиталь. Причём он предполагался в первую очередь для хирургических больных. В двухэтажном здании по стандартному образцу подготовили 210 мест, чтобы при необходимости увеличить количество до 400 – здания это позволяли. Располагался госпиталь у берега бухты, в районе современной улицы Бархатной, 12д. В советское время здания госпиталя частично перестроили и добавили рядом новых. А в период строительства моста на остров в них размещался городок строителей. Сейчас здания заброшены и частично разрушены. В том числе и то, в котором располагался госпиталь.

У бухты Диомид находился ещё один специализированный госпиталь, с номером 56. Предназначался он для заразных больных. К сожалению, из всего комплекса зданий, существовавших в районе современных улиц Калинина, Балтовская и Матросова практически ничего не осталось. Здание, в котором располагался госпиталь, до наших дней не сохранилось. В казармах крепостной артиллерии на Чуркином полуострове, как его тогда называли, разместился 1-й временный крепостной госпиталь на 400 койко-мест.

Островные лазареты

Госпитали и лазареты располагались не только в материковой части города. На Русском острове в то же время разместили три запасных военных госпиталя, носивших номера 22, 92 и 93. Если 22-й был уже полностью готов и в нём находились пациенты, то 92-й и 93-й находились на финальной стадии организации. Все они устраивались по типовому решению для возможности размещения 210 пациентов. Естественно с возможностью увеличения количества мест. При этом в 22-м госпитале были организованы отдельные помещения для заразных больных. И как все военные госпитали, эти занимали казармы 31-го полка, дислоцированного на острове. По описаниям лейб-хирурга Павлова госпитали располагались на нынешнем острове Елены. Тогда это был участок Русского острова, несмотря на уже вырытый канал.

Помимо трёх военных был организован госпиталь от Тульского земства. Располагался он через бухту Новик от военных на склоне горы Русских в районе современного посёлка Подножье.

Разные столетия — одинаковые проблемы

В целом, поскольку Владивосток всё-таки был несколько отдалён от мест, где шли бои, очень много пациентов в учреждениях были не с ранениями, а с различными заболеваниями. Участившиеся случаи цинги и куриной слепоты вызвали у врачей беспокойство о том, что если в текущих условиях уровень питания упал, то в случае осады города проблем может быть намного больше. Казалось бы вокруг море и компенсировать можно рыбой, но в силу военного положения уровень вылова резко упал. Скот для мяса пришлось бы закупать и гнать из Монголии. Но он мог быть легко перехвачен на пути в город войсками, расположенными в Манчжурии, для своих нужд. Проблемы возникали и со свежими овощами. А рассчитывать на соседние области просто нельзя было по той причине, что там также начала ощущаться нехватка необходимого продовольствия. Все эти вопросы поднимались не раз, в том числе и на совещании с генерал-майором Семёном Ивановичем Езерским в мае 1905 года, когда он занимая должность инспектора госпиталей тыла, был во Владивостоке. Дальше разговоров, кстати, дело так и не пошло – война кончилась, разговаривать уже было не о чем.

Несмотря на все возникавшие проблемы, весной 1905 года во Владивостоке функционировали 11 госпиталей из 40 планируемых. Подготовлены они были с возможностью принять около 2000 пациентов или, при необходимости, даже больше. Из-за опасения, что Владивосток окажется в осаде, были планы по разворачиванию 50 дополнительных госпиталей на 400 человек каждый так, чтобы довести количество мест до 20 000 коек при общих потерях убитыми в Русско-Японской войне около 100-130 тысяч человек с обеих сторон. Но при численности гарнизона в 35-40 тысяч это предположение осталось не понятым и реализовано не было.

Ощущали военные госпитали нехватку медикаментов и медицинского оборудования. Владивосток находился далеко от основных производств и вышестоящего начальства, которое ставит свою финальную резолюцию на различные бумаги, запросы и разрешения. Так что было проблемой быстро обеспечить город всем необходимым. Удавалось это гражданским лазаретам, так как они не были жёстко связаны военными нормативами и могли быстро закупать за свой счёт всё необходимое, причём даже из-за границы.

Как следствие, созданный в городе особый полевой аптечный склад в тот момент ещё не был наполнен всем необходимым, и некоторые медикаменты и оборудование только ожидались. Из-за проблем со снабжением возникала ситуация, что в недавно сформированных военных медучреждениях не хватало то нормальных кроватей, то перевязочных материалов. Не хватало даже самой обычной ваты. Бывали и анекдотичные ситуации, когда в госпиталь могли выдать шины, рассчитанные на одну конкретную конечность. В итоге за ненадобностью они лежали где-то в подсобках без всякого дела.

С окончанием войны надобность в новых лазаретах отпала, процесс их развёртывания сошёл на нет. Военные госпитали были свёрнуты столь же быстро, как и разворачивались. Гражданские тоже скоро расформировали. Но даже столетие назад опытные и подготовленные люди уже могли собрать, создать и предугадать ход развития событий, чтобы действовать на опережение. Правда, и проблемы были похожими на современные – всё время приходилось ждать согласования высокого начальства, гадая, хватит ли всем имеющихся запасов.



Источник newsvl.ru