Домой Бизнес Герман Зверев: Отмирание социальной ткани начинается с разрушения трудовой этики

Герман Зверев: Отмирание социальной ткани начинается с разрушения трудовой этики

2
0

Президент ВАРПЭ – о жестких «уроках коронавируса» для государства, общества и рыбной отрасли России

Герман Зверев: Отмирание социальной ткани начинается с разрушения трудовой этики

Герман Зверев, президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников. Фото: ИА PrimaMedia

Главное сегодня – не деньги, а люди. Их здоровье, жизни, их социально-психологическое самочувствие, для которого важна уверенность и в том, что «несущие конструкции» государства, общества и экономики – а именно к таким «конструкциям» с очевидностью относится и рыбохозяйственный комплекс страны – продолжают выполнять свои функции в период пандемии COVID-19. Такие неожиданные для многих мысли высказал в интервью газете «Рыбак Камчатки» руководитель крупнейшего бизнес-объединения рыбной отрасли страны Герман Зверев. Президент Всероссийской ассоциации рыбопромышленников (ВАРПЭ) также рассказал о том, как работают российские рыбаки в сегодняшних непростых условиях, с какими эпидемиологическими, экономическими и регуляторными вызовами сталкиваются и какие выводы делают из жестких «уроков коронавируса».

Спрос упал, но вылов держим

— Как повлияла пандемия коронавируса на отечественный рыбохозяйственный комплекс? Отразился ли общемировой спад экономической активности на поставках рыбопродукции?

 — Безусловно, отразился уже и продолжит оказывать влияние в течение еще немалого времени. 

В основных центрах оптовой торговли рыбопродукцией – Владивостоке, Москве, Санкт-Петербурге, Мурманске – снизился спрос на мороженую рыбу. Стабильный спрос сохраняется на ограниченный ассортимент продукции: во Владивостоке – это сельдь, камбала, в Мурманске – путассу, в Санкт-Петербурге есть спрос на салаку и кильку. По треске и минтаю наблюдается снижение спроса и снижение объема продаж. По информации трейдеров, в апреле объем продаж рыбопродукции в московском регионе снизился на 40%.

Другого трудно было ожидать: по данным Сбербанка, в целом потребительский спрос в апреле сократился на 1 трлн рублей (0,9% валового внутреннего продукта), объем госзакупок (в том числе и закупки продовольствия) сократился вдвое.

После взрывного роста в марте объём продаж рыбных консервов также замедлился, но в этом сегменте следует ожидать оживления.  

 — А что происходит с российским экспортом рыбопродукции?

 — Поставки рыбопродукции на зарубежные рынки как по объемам, так и по цене по сравнению с 2019 годом снизились по различным сегментам рынка на 10–30%. Продажи некоторых видов (например, морского ежа в Японию) полностью остановлены. Отменены традиционные аукционы по продаже икры минтая в Пусане, а аукционы в Японии пока не стали им равноценной заменой. Таким образом, объем реализованной икры минтая составил в этом году менее 20% сезонного производства, хотя обычно к середине апреля продается около 50%. Это, разумеется, означает недопоступление существенной части прогнозируемой предприятиями выручки.

 — Помешал ли коронавирус Охотоморской минтаевой путине – одному из ключевых промысловых событий в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне? 

 — Если говорить о вылове – не помешал. Если говорить о выручке – повлиял, и повлиял негативно.

Охотоморская минтаевая путина завершилась 9 апреля. Дальневосточные рыбаки добыли 993,8 тысяч тонн минтая – это на 48,9 тысяч тонн больше, чем в 2019 году (рост 5,2%).

Герман Зверев: Отмирание социальной ткани начинается с разрушения трудовой этики

240 млрд в бюджет: рыбная отрасль дала государству половину всех поступлений от «пищёвки»

По итогам сезона «А» на промысле произведено более 613 тысяч тонн рыбопродукции из минтая, большая часть которой – мороженый минтай, но при этом увеличился выпуск продукции глубокой переработки: на 5% выросло производство филе минтая и на 8% — производство фарша минтая.

Общий допустимый улов минтая в Охотском море на весь 2020 год был увеличен на 10% – до 1064 тысяч тонн. С начала года уже освоено 85% ОДУ – 903,6 тысяч тонн.

В этом году в специализированном промысле минтая в Охотском море участвовало 130 рыбопромысловых судов, работу которых обеспечивали более 40 единиц транспортно-рефрижераторного флота. В экспедиции на судах рыбопромыслового флота работало более 10 тысяч человек. Промысловые и погодные условия были относительно благоприятными, ледовая обстановка позволила добывающему флоту работать в традиционных районах на приемлемых изобатах. Максимальный суточный вылов по экспедиции достигал 13,9 тысяч тонн.  

Суровая правда жизни и избыточное регулирование

— Исходя из всего вышесказанного, прирост вылова все же не гарантирует рыбакам повышенной выручки?

 — Предварительные финансовые результаты Охотоморской минтаевой путины лучше уточнить в Ассоциации добытчиков минтая, но, по моей оценке, результаты похуже планируемых. И при оценке финансовых результатов этого сегмента рыбной отрасли важно учитывать не только рецессию на рынках сбыта, но и издержки, возросшие из-за санитарно-карантинных требований и повышения стоимости фрахта транспортного флота.

 — Что касается известных сложностей с логистикой на минтаевой путине этого года, то продолжают ли сегодня действовать неоднозначные требования Росрыболовства по обязательному заходу транспортных судов в порты РФ с неизбежным 14-дневным карантином?

 — Наша позиция такова: санитарно-карантинные требования должны устанавливаться не письмами Росрыболовства, а решениями Роспотребнадзора.

Предусмотренные письмом Роспотребнадзора от 12 марта 2020 года №02/4017-2020-17 требования об обеспечении санитарно-карантинного контроля на рыболовецких судах – то есть 14 суток карантина после пребывания в зарубежным порту – сохраняются.

И это — правильно, потому что жизнь и здоровье людей – это самое главное. Не деньги, а жизнь людей! И финансовая цена санитарно-карантинных требований – это суровая правда жизни, это необходимость.

Но нельзя сказать то же самое про обязательные «контрольные точки», про запрет перегрузов в районах штормовых укрытий. Эти атавизмы контрольно-надзорной практики ничего не добавляют – и ВАРПЭ готова это подтвердить официально – к уже существующему полноценному контролю за сохранностью водных биоресурсов, зато «вычерпывают» у рыбопромышленников десятки миллиардов рублей ежегодно. Теряет бизнес – соответственно, теряет общество, теряет государство!

 — А окажет ли падение мировых цен на нефть какую-либо поддержку российским рыбакам? Все-таки топливо – это существенная составляющая в себестоимости продукции. 

 — Пока происходит обратное. Согласно Техническому регламенту ЕврАзЭС ТР ТС 013/2011 «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту» (с изменениями на 19 декабря 2019 года) установлено, что массовая доля серы в судовом топливе начиная с 1 января 2020 года  должна составлять не более 0,5%. В связи этим поставщики топлива перешли на поставки судового мазута с низким содержанием серы, что в связи с изменениями технологических процессов уже привело к росту цен на мазут в основных портах снабжения в среднем на 20%.

Доля же затрат на топливо в себестоимости добычи водных биологических ресурсов составляет в среднем 20%. Введение с 1 января 2020 года новых требований к используемому жидкому топливу на судах привело к увеличению себестоимости продукции из ВБР в среднем на 4,5%, а увеличение стоимости фрахта судов, о котором я уже говорил – к увеличению еще на 2%.

— Как вы в целом оцениваете падение финансовых показателей рыбной отрасли страны с начала года? Каковы будут итоги года?

 — Думаю, что «денежный улов» отрасли будет ниже запланированных показателей, как это произойдет и в других отраслях экономики.

Эпидемия коронавируса и падение цен на нефть полностью сломали устоявшиеся тренды. МВФ кардинально изменил прогнозные оценки развития мировой экономики – World Economic Outlook. Если в январе 2020 года эксперты МВФ прогнозировали в 2020 году рост глобального ВВП на 3,3%, то в апрельском прогнозе они уже предполагают, что глобальный ВВП сократится в 2020 году на 3%. Согласно прогнозам МВФ, ВВП развитых стран в 2020 году снизится на 6,1%, тогда как ранее прогнозировался рост в 1,6%. В России МВФ ожидает снижения ВВП на 5%.

Прогнозы МВФ совпадают с оценками других ведущих исследовательских центров, согласно которым в 2020–2021 годы мировая и российская экономика существенно «просядет», что повлияет и на реальные располагаемые доходы населения, и на потребительский спрос. Так, консалтинговая компания McKinsey прогнозирует спад мировой экономики в 2021 году на 3,8%, Институт ВЭБ.РФ – на 2,1%.

В мировой экономике с высокой степенью вероятности прогнозируется полномасштабный, примерно двухгодичный циклический кризис, который продлится до 2022 года. При этом, по прогнозу Центра макроэкономического анализа и конъюнктурного прогнозирования (ЦМАКП), нельзя исключить вероятность и более жёсткого кризиса. Уже в 2020 году спад может составить 6,7–7% (из них 1,8–2 процентных пункта – из-за карантинных мероприятий), в 2021 году спад ВВП составит 1,8–2,2%.

С учётом карантина и жёсткой коррекции в сфере потребительского кредитования в шоковом варианте следует ожидать трёхлетнего снижения товарооборота. В 2020 году оно может составить 5,5–6%, в 2021 году – 3,7–4%. В 2022 году можно ожидать околостагнационной динамики потребления товаров, а рост потребительского товарооборота начнёт медленно возрастать в 2023–2024 годы.

Хочу здесь обратить внимание на то, что ЦМАКП – это детище первого вице-премьера Андрея Белоусова, он создал и долгое время возглавлял этот центр. ЦМАКП – это серьёзно, и к его прогнозам стоит относиться серьёзно.  

Поведение же потребительского рынка напоминает сейчас события мирового экономического кризиса 2008 – 2009 годов. В 2009 – 2010 годы рынок рыбопродукции в России сократился на 400 тысяч тонн (более 15%), а финансовые показатели отрасли резко «заторомозились» (например, прирост отраслевой прибыли снизился в 15 раз).

Думаю, что по итогам 2020 года отраслевая выручка также «затормозится» и составит около 380 млрд рублей (говорю о выручке по виду экономической деятельности «Рыболовство, рыбоводство», код ОКВЭД А3).

Рыбная отрасль в стране и мире

 — В рыбной отрасли в марте был запущен флешмоб #рыбакиработают, участники которого – рыбаки на судах и рыбопереработчики на заводах – сообщали жителям страны, что продолжают работать, обеспечивать продовольственную безопасность. «Мы остались на работе ради вас. Вы оставайтесь дома ради нас» — такое послание у этой акции. Но из-за самоизоляции падает потребление, падает спрос. В чем тогда смысл такого посыла?

 — 2 апреля в 9.00 часов по московскому времени Издательский дом «Комсомольская правда» опубликовал в своих социальных медиа (Facebook, Instagram, Вконтакте, Одноклассники) видеоролик о флешмобе рыбаков. Уже за первую неделю после публикации видеоролик просмотрели 667 257 пользователей социальных сетей, общий охват достиг 734 449. Ролик вызвал очень большой интерес. Прошло уже почти три недели, но люди выкладывают видео и фото в своих аккаунтах, обмениваются комментариями. Мы видим очень большой резонанс в прибрежных регионах. В этом – ответ на ваш вопрос.

Мы – вся страна, весь мир – столкнулись с невиданной и непонятной угрозой. Сейчас в умах людей, в душах людей – буря эмоций, хаос представлений, руины задуманных планов, тревога, паника, страх… Необходимо сплотить людей, необходимо вдохнуть в них уверенность.

А ведь отмирание социальных тканей начинается именно с разрушения трудовой этики, размывания ценности профессионального и добросовестного труда. Самоизоляция, введённая как необходимый способ «тушения» эпидемии, порождает очень непростые социальные и психологические последствия. Самоизоляция только в том случае будет подпитываться внутренней мотивацией, если будет восприниматься не только как государственная повинность или общественный долг, но и как моральное обязательство, как особая форма социального контракта.  Моральное обязательство — в том числе и перед теми, кто продолжает работу ради обеспечения жизнедеятельности всего общества. Пример людей, которые, продолжая работу, обеспечивают жизнедеятельность базовых технологических, социальных и экономических систем государства, его «несущих конструкций», — такой пример подпитывает уверенность в ненапрасности режима самоизоляции.

Герман Зверев: Отмирание социальной ткани начинается с разрушения трудовой этики

Рыба будет, потому что #рыбакиработают: отраслевой флешмоб набирает обороты в сети

Объединяющий ролик в пространстве социальных сетей важен ещё и потому, что сейчас накапливаются и негативные тренды. Один из них –  возможный общественный раскол между людьми, чей заработок не изменился, и теми людьми, кто из-за эпидемии оказался лишен заработка или сильно потерял в доходах.

Чем сильнее люди поддерживают ограничительные меры сейчас – тем сильнее будет оттяжка после. COVID-19 распространяет ещё один вирус – «вирус бедности». Мы – представители рыбной отрасли – обязаны понимать «подводные течения» общественного сознания, обязаны предвосхитить возможную мутацию «антирыбацкого штамма», должны готовить общественную репутацию рыбной отрасли к жизни после коронавируса. К жизни, которая окажется существенно иной, чем прежде. Именно по этой причине мы приветствовали инициативу «Комсомольской правды», которая помогла рыбакам выйти к широкой аудитории. И наш пример оказался заразительным, после нас схожий флешмоб запустили аграрии.

 — Как вы полагаете, жесткие «уроки коронавируса» приведут к тому, что отечественные рыбаки начнут сильнее «жаться» к родному берегу, больше ремонтировать и строить суда в РФ, больше инвестировать в береговую переработку?

 — Около 80% основных фондов судоремонтных предприятий в России физически и морально устарели, а некоторые и вовсе утратили специализированное назначение. В целом на сегодняшний день специализированные судоремонтные предприятия способны обеспечить не более 15% потребности рыбопромышленных предприятий в судоремонте. Например, в Мурманске из 60 судоремонтных предприятий, признанных инспекцией Регистра для производства судоремонтных работ, только четыре способны выполнить весь объём работ, достаточный для получения класса (включая докование). Аналогичная ситуация сложилась и на Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне.

На современных судах по причине отсутствия отечественных аналогов устанавливается современное оборудование импортного производства. Ремонт и обслуживание данного оборудования могут осуществлять только специалисты компании-производителя. Многие виды импортного оборудования просто невозможно отремонтировать в Российской Федерации. Так, капитальный ремонт двигателя WARTSILA VASA 16V32D, ВДГ DEUTZ S/BVM 628 с восстановлением деталей возможен только в Республике Корея или КНР.

Конечно, отечественный судоремонт в этой связи необходимо восстанавливать. Самый простой и одновременно самый неправильный способ – «загнать кнутом» рыбопромысловые суда на некие «отечественные верфи». Именно так и сделали в сфере судостроения … и провалились.

Нужно честно признать: отечественные верфи не справились, оказались неспособны подтвердить на деле свои декларации построить в установленный срок и в пределах утверждённого бюджета 43 рыбопромысловых судна. Не справились – это факт.

Судоремонтную базу в России необходимо кропотливо, системно восстанавливать в течение, как минимум, двух пятилеток. Необходимы специальные меры стимулирования (налоговые льготы и иные меры поддержки) для предприятий, инвестирующих в развитие судоремонтной и портовой инфраструктуры в Российской Федерации. Необходима федеральная программа развития судоремонтных мощностей в Российской Федерации на период до 2030 года, предусматривающая участие иностранных поставщиков судового, технологического, навигационного и иного оборудования, с установкой и достижением целевых показатели развития судоремонтных предприятий.

Послесловие от редакции ИА PrimaMedia:

Почти 10 лет редакция агентства наблюдает за тем, как развивается диалог бизнес-сообщества рыбной отрасли страны с органами власти и обществом. В этом диалоге, по мнению редакции, образ отрасли проделал трудный, но необходимый путь — от некоего «закрытого бизнеса родом из 90-х» до консолидированного и граждански зрелого профессионального сообщества, которое мы можем наблюдать сегодня.

Непростое время пандемии COVID-19 и общемирового экономического спада показало, что рыбная отрасль страны так же уязвима и так же зависима от множества факторов – регуляторных, экономических, финансовых, социальных, просто человеческих, — как и любой другой сегмент российской (да и мировой тоже) экономики. И неудивительно, что понимание того факта, что мы все сегодня – «в одной лодке», с неизбежностью приводит к тому, что руководитель крупнейшего бизнес-объединения отрасли может от лица всего сообщества сказать о том, что главное сегодня – не деньги, а люди.

И именно высказывания Германа Зверева, которые в интервью камчатскому изданию показали рыбаков не «ошалевшими мариманами» (дальневосточники поймут, о чем речь), а гражданами России, и побудили редакцию ИА PrimaMedia опубликовать этот материал.

Источник